Наука и технологии России (strf) wrote,
Наука и технологии России
strf

Кризис среднего возраста


Конкурс мидигрантов может оказаться той палочкой-выручалочкой, которая перевернёт убогие наукометрические показатели

Нельзя сказать, что учёные в Российской Федерации обделены вниманием государства: создана и работает многоканальная система финансирования инициативных проектов научных групп от чисто фундаментальных идей до фактически готовых к внедрению разработок.

Деньги на фундаментальную науку распределяются прежде всего через систему Российского фонда фундаментальных исследований и гуманитарного научного фонда, где раздают относительно небольшие гранты, но, учитывая огромное количество участников, этими фондами реализуются фактически массовые конкурсы. Есть внутриведомственные грантовые конкурсы, к примеру, программы РАН «Молекулярная и клеточная биология» или «Фундаментальная наука – медицине». Это – качественные, весьма персонифицированные, но не слишком богатые программы. Некоторое количество грантовых конкурсов проводят государственные высшие учебные заведения. Молодые учёные могут рассчитывать на лотовые конкурсы по линии ФЦП «Кадры», а также на президентские гранты. Небольшие, но, как говорят сами учёные, весьма эффективные конкурсы проводят негосударственные фонды поддержки, например фонд «Династия». Наконец, хотя крупные федеральные научно-технические программы ориентированы на участие организаций и прикладной результат, тем не менее из больших денег этих программ косвенно финансируются и научные группы. Словом, грантовая система, учитывающая инициативу научных лидеров и созданных ими групп и лабораторий, в Российской Федерации, безусловно, существует. Более того, согласно буквально на днях подписанному Владимиром Путиным указу, финансирование государственных научных фондов в течение 5 лет будет увеличено до 25 миллиардов рублей.

Однако эффективность российской грантовой системы, в сравнении с ведущими мировыми странами, нельзя оценить высоко. Да, она позволяет поддерживать на плаву «научный корабль» Российской Федерации, но не более того, что и отражает беспристрастная статистика, согласно которой мы потеряли лидерство по количеству и качеству научной продукции. Нет уверенности в том, что, если мы почти удвоим расходы, то есть доведём ВЗИР (внутренние затраты на исследования и разработки) с 1,1 до 1,77 процента ВВП, статистика значительно изменится в лучшую сторону. Может быть, произойдёт обратное, потому что дополнительное финансирование неэффективной структуры вряд ли может считаться мотивирующим фактором для повышения производительности. Мы это видим на примере высшего профобразования в Российской Федерации, которое, если брать в целом, стало полузакрытой распределительной структурой, способной конкурировать с аналогичной – Российской академией наук – лишь по количеству уже освоенных и пока обещанных миллиардов, но никак – по результату (за редкими исключениями). Впрочем, в том, что вузовский сектор российского R&D нужно увеличивать и усиливать, сомнений нет никаких. Своевременный и верный шаг на этом пути – появление в 2010 году программы мегагрантов для привлечения ведущих учёных в российские вузы (постановление правительства № 220). Этим конкурсом был закрыт один из ключевых пробелов: конкурентное по мировым меркам финансирование на привлекательных условиях получили специалисты высшего уровня при почти идеально организованной экспертизе. Хотя выводы о том, что этот конкурс сильно «взбодрит» науку в вузах и повлияет на пресловутую невесёлую статистику положительным образом, делать преждевременно. Может быть, даже при получении отдельных сильных результатов мегагранты сыграют отрицательную роль: подготовленные ведущими учёными – участниками мегагрантового конкурса ученики не найдут себе места в национальной науке и уедут за границу. Они уже переросли массовые конкурсы, но не доросли до тех показателей, которые венчают головы научных «звёзд». И вряд ли, при отсутствии в России справедливым образом оцененных мест приложения своих квалификаций и талантов, они увидят смысл работать именно здесь и сейчас. Поэтому один из способов повышения эффективности российской системы конкурсного финансирования и одновременно удачный способ структуризации науки должен заключаться в закрытии образовавшегося зазора между слишком маленькими грантами и слишком большими. Наиболее оправдана поддержка специалистов, чья работа соответствует современным мировым критериям, а возраст позволяет использовать средства максимально эффективно. Это – ключевые мерки.

Далее о конкурсе мидигрантов читайте здесь

Tags: конкурс, мегагрант, медигрант
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments