?

Log in

No account? Create an account
новости, инновации, россия, Наука, технологии

strf


Наука и технологии России


Previous Entry Share Next Entry
Ассимилированное человечество
новости, инновации, россия, Наука, технологии
strf

Возможность скрещивания неандертальцев и кроманьонцев подтверждают как генетические, так и анатомические исследования

Неандертальцы могли страдать от диабета, скрещивались с нашими предками, а питались преимущественно мясом – несмотря на недавние находки окаменевших фрагментов растений на их зубах. Последние достижения антропологии и палеогенетики учёные обсудили на заседании клуба «Антропогенез.ру» в Дарвиновском музее.

неандерталец Александра Бужилова, директор НИИ и музея антропологии МГУ, рассказала о состоянии здоровья неандертальца, найденного в крымской пещере Киик-Коба. Обнаруженное у него окостенение связок и сухожилий долгое время трактовали как последствие многочисленных нагрузок и микротравм, но Бужилова и её коллеги предполагают, что эти симптомы могут быть проявлением диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (болезни Форестье) – системного нарушения обмена веществ. Твёрдой уверенности у учёных нет, потому что для диагностики этого расстройства необходимо исследовать позвоночник, а он у неандертальца из Киик-Кобы не сохранился. Однако окостенение симметрично и хорошо выражено, и это – серьёзные доводы в пользу гипотезы о болезни Форестье. А если допустить, что диагноз правильный, то можно пойти дальше. «Как правило, такой синдром сопутствует латентному диабету, или диабету второго типа», – говорит Бужилова. В пользу этой гипотезы косвенно свидетельствуют и следы тяжёлого обморожения на пальцах ног неандертальца: известно, что у людей с нарушениями кровообращения (а они часто развиваются при диабете) вероятность обморожения выше, чем у здоровых.

Докладчик подчёркивает, что гипотеза о диабете пока остаётся недоказанной, но всё же считает вероятным, что неандертальцы могли страдать от этой болезни.

Диабет второго типа совсем необязательно связан со злоупотреблением глюкозой: нарушение чувствительности клеток к инсулину может вызываться различными причинами. Неандертальцы во всяком случае не злоупотребляли углеводами – основу их диеты составляло мясо. О том, как исследователи это установили, рассказала Мария Добровольская, ведущий научный сотрудник Института археологии РАН. Выводы учёных основаны на изотопном анализе коллагена костной ткани неандертальцев. Дело в том, что соотношение обычного углерода и азота с их тяжёлыми изотопами 13C и 15N позволяет оценить уровень животного в трофической цепи и характер его питания. Количество 15N увеличивается на 3–5 процентов с каждым следующим уровнем пищевой цепи: чем больше этого изотопа, тем более плотоядным было существо. При этом уровень 13C указывает на источник пищи: он отличается у разных растений, если анализируется диета травоядного существа, и у разных – морских и наземных – животных, если речь идёт об исследовании диеты плотоядного. Изучение изотопного состава костей неандертальцев подтверждает, что, во-первых, они употребляли преимущественно животную пищу, а во-вторых, практически не использовали в рационе обитателей моря.

«Исследователи приходят к выводу, что в основном охотились неандертальцы на мамонтов и шерстистых носорогов», – поясняет Добровольская.


Учёные также сравнивали диету неандертальцев и кроманьонцев. Похоже, что меню наших предков было более разнообразным, и это может быть одной из причин эволюционного успеха Homo sapiens.

Неандертальцы оказались менее удачливыми, и около 28 тысяч лет назад окончательно исчезли с лица Земли. По поводу причин вымирания неандертальцев существует множество гипотез: вулканическая зима, войны с кроманьонцами, эпидемии и т.д. Но приятнее всего, конечно, считать, что неандертальцы вовсе не вымерли, а просто влились в род человеческий. Возможность такого исхода дел обсуждается в научном сообществе уже не первый год. Расшифровка митохондриальной ДНК неандертальцев, казалось, убедила учёных в том, что скрещивания между неандертальцами и кроманьонцами не было. Но митохондриальная ДНК передаётся только по женской линии. Существенная разница между этими генетическими последовательностями у неандертальцев и современных людей говорит только о том, что дочери дочерей (и т.д.) неандертальских женщин не дожили до наших дней. Это ничего не значит: варианты митохондриальной ДНК постоянно теряются в любой популяции. Ответ на вопрос о скрещиваниях с неандертальцами могла дать только расшифровка их ядерного генома. И вот в мае 2010 года в журнале Science было опубликовано сразу несколько статей с первыми результатами исследования полного генома неандертальцев. Выяснилось, что современный человек несёт в геноме «неандертальские» гены. Обнаружились даже межрасовые различия:

европейцы, азиаты или папуасы генетически более близки к неандертальцам, чем коренные жители Африки.


«Предположительный сценарий мог быть следующим: первая встреча неандертальцев с сапиенсами, ну, после того как они разделились, могла произойти где-то 120–80 тысяч лет назад в Передней Азии – там есть археологические находки, которые можно интерпретировать соответствующим образом. А, когда сапиенсы стали расселяться с Ближнего Востока по всей Евразии, они уже несли в себе неандертальские гены», – пояснил Александр Марков, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН.

Расшифровка генома неандертальца связана с огромными техническими трудностями, и качество прочтения до сих пор оставляет желать лучшего. Но возможность скрещивания неандертальцев с нашими предками подтверждается и археологическими данными. Станислав Дробышевский, сотрудник кафедры антропологии биофака МГУ, перечисляет останки, сочетающие в себе черты неандертальцев и сапиенсов. Такие скелеты находят в разных местах и по-разному датируют, то есть речь не идёт о единичном случае. Признаки, которые перечисляет Дробышевский, рассказывая об одной из находок пещеры Схул: «выпуклое сечение VIII ребра, округлое сечение диафиза плечевой кости, низкая и широкая форма таза, вытянутая ушковидная поверхность, сближение седалищного бугра и вертлужной впадины, массивность передней нижней ости», мало о чём говорят неспециалисту, но для антрополога имеют огромное значение – это черты неандертальца в скелете Homo sapiens. Вероятнее всего, они объясняются именно скрещиванием неандертальца с нашим предком. Более того, возможно, неандертальцы постоянно скрещивались с сапиенсами и были ими ассимилированы. «Поздние находки неандертальцев практически все имеют сапиентные признаки. Я считаю, судя по морфологическому анализу, что они вливались не так уж единично, а достаточно массово, – подчёркивает Дробышевский. – И, может быть, вот этот процент, подсчитанный генетиками, 2,5 процента (генов неандертальца в геноме современного европейца. – STRF.ru), объясняется не тем, что метисация была редкая, а тем, что неандертальцев было мало».

Год назад, когда палеогенетики объявили, что неандертальцы могли быть нашими предками вместе с кроманьонцами, эта новость произвела более сильное впечатление на англоязычную молодёжь, чем на наших сограждан. К примеру, если ввести в поисковой системе «Я неандерталец», то выпадает около тысячи ответов и везде речь идёт о переносном значении. А вот на слова «I am a Neanderthal» находится полтора миллиона страниц, где люди на полном серьёзе обсуждают, как распознать в себе неандертальские черты. Хочется надеяться, что благодаря просветительской работе антропологов эта мысль заинтересует и русскоязычную аудиторию. В конце концов, пересмотр представлений о взаимодействии сапиенсов и неандертальцев – это одна из самых хороших новостей в биологии.

Казанцева Анастасия для STRF.ru