?

Log in

No account? Create an account
новости, инновации, россия, Наука, технологии

strf


Наука и технологии России


Previous Entry Share Next Entry
Инновационный ресурс с «человеческим лицом»
новости, инновации, россия, Наука, технологии
strf

Персональные мониторы здоровья предлагает производить Эдуард Годик

Мир стоит на пороге рождения масштабной рыночной платформы высокотехнологичного здравоохранения с большим разнообразием относительно недорогих продуктов массового спроса: мониторов слежения за состоянием младенца в утробе матери в виде пряжки на ремне, бесконтактных кардиографов в виде бумажника, индикаторов стресса и многих других. Эта приоритетная область до последнего времени оставалась в тени гипертрофированно развитой радикальной медицины. О её перспективах в России рассуждает консультант по инновационным технологиям, доктор физико-математических наук Эдуард Годик.

Здравоохранение как технология поддержания здоровья остаётся практически такой же архаичной, как сотни лет назад. И такая ситуация во всём мире – не только в России. Из-за отсутствия адекватной технологии поддержания здоровья человеком уже, как правило, серьёзно больным начинает заниматься сразу радикальная (ремонтная) медицина.

В результате современная медицина становится всё более специализированной, «разбирает человека на части».

Иногда дело доходит до абсурда: первые признаки патологии, как правило, не очень специфичны, и доктор может посоветовать: «Батенька, погуляйте ещё, пока не станет понятнее, от чего Вас лечить...»

В результате люди ищут общеорганизменные варианты поддержания здоровья и лечения. В результате уже сейчас объём такого стихийно сформировавшегося рынка превысил сотню миллиардов долларов (пищевые добавки и прочие народные средства). И это практически без развитой технологии здоровья. Реальный объём рынка насущно необходимого, общеорганизменного здравоохранения уж никак не меньше триллионного медицинского.

Организм человека – это уникальная саморегулирующаяся система. Регуляторные системы непрерывно «трудятся», устраняя возникающие функциональные отклонения, поддерживая физиологический баланс организма. Но время от времени их потенциала не хватает и отклонения развиваются, накапливаются до уровня патологии, с которой сам организм справиться уже не может. Лечение её намного дороже, чем своевременная помощь организму в преодолении предшествующих функциональных отклонений. Но, главное, любое радикальное лечение «оставляет рубцы» и тем самым напрягает, дестабилизирует саморегуляцию.

Почему так сложилось? Дело в том, что саморегуляция организма происходит автоматически, без контроля сознания (если бы не так, мы не имели бы времени подумать ни о чём другом). Следить за её работой с тем, чтобы вовремя заметить функциональные проблемы и помочь, можно только с помощью непрерывного мониторинга регулируемых физиологических параметров. Такие мониторы, с одной стороны, должны быть достаточно чувствительными, а с другой – портативными и привычными, как часы, очки и т.п. Состояние здоровья проявляется в первую очередь в характере физиологических реакций организма на разнообразные нагрузки (и их комбинации) «по жизни»: подъём по лестнице в спешке, стресс, духоту, курение, водку (как без неё...) и многое другое. Сейчас появились такие мониторы: кардио-, дыхания, артериального давления, сахара в крови, уровня стресса и др. Сигналы от них через сети мобильной связи дистанционно-автоматически поступают в медицинские коллекторы для анализа и принятия решения. Такой мониторинг позволяет разумно дозировать разнообразные жизненные нагрузки. Вовремя замеченные функциональные отклонения могут быть скорректированы, в том числе и с помощью слабых сенсорных воздействий через органы чувств (слух, зрение и др.), в принципе, и дистанционно. При этом уровень воздействующих сигналов может быть существенно ниже порога осознания. Это можно назвать сенсорной терапией. Таким образом, открывается возможность создания настоящей технологии персонального поддержания здоровья. Но всё это пока происходит фрагментарно, как правило, опять же не для поддержания здоровья, а для контроля за больными, которые находятся за пределами госпиталя.

Мир сейчас стоит на пороге рождения масштабной рыночной платформы высокотехнологичного здравоохранения с большим разнообразием относительно недорогих (по сравнению, скажем, с медицинскими томографами) продуктов массового спроса. Например, к ним относятся мониторы слежения за состоянием младенца в утробе матери (в виде пряжки на ремне): если что не так, сигнал об этом автоматически поступит в роддом, где расположен коллектор. Или же это бесконтактный кардиограф в виде бумажника в нагрудном кармане: защемило сердце – просто прижал его рукой к груди, и кардиограмма улетит в соответствующий медицинский коллектор на анализ. Или – монитор артериального давления в виде браслета; индикатор стресса и многое-многое другое, что жизненно необходимо, но до чего пока руки не дошли. И не из-за ограничений технологии, а потому, что практически нет научного опыта такого поддержания здоровья. Эта приоритетная область до последнего времени оставалась в глубокой тени гипертрофированно развитой радикальной медицины.

Чтобы изменить такую катастрофическую ситуацию со здравоохранением, имело бы смысл на государственном уровне выделить его в отдельную статью, создав, например, Министерство здравоохранения и медицины: при этом относительно небольшие ассигнования в превентивное здравоохранение приведут к уменьшению числа больных, а значит, и к значительному снижению расходов на несравненно более дорогое лечение. Объединение «здравоохранения» с «социальным развитием» в одном министерстве, существующем сейчас, с точки зрения развития здравоохранения выглядит абсурдно. Ведь вложения в развитие здравоохранения способствуют увеличению доли доживающих до пенсии людей, что становится разорительным для бюджета социального развития.

Но, главное, нет современной науки о здоровье как системной устойчивости организма. Только на основе такой науки может быть создана технология поддержания здоровья. Для этого нужно развитие распределённой инфраструктуры такого здравоохранения на основе носимых мониторов здоровья, сети медицинских коллекторов для приёма и анализа их сигналов, статистическое накопление и осмысление данных и многое другое. В процессе такого развития будет генерироваться множество инновационных продуктов и решений.

Такой инфраструктурный проект с короткой дорогой к массовому рынку мог бы достойно представить инновационное лицо России…

Пользуясь простой и понятной в России терминологией, замечу, что это неисчерпаемый «источник», из которого можно «качать» инновации.

Осуществление такого масштабного системного проекта в России сейчас оправдано и следующими факторами:

  • самая протяжённая страна с редким населением (а роддома, больницы, как правило, в райцентрах);

  • не требуется высокотехнологичной инфраструктуры (так получилось: была – порушили...) для создания конечных продуктов: недорогие мониторы имеет смысл для начала закупать как элементы «конструкции» для разработки инновационных систем мониторинга и контроля здоровья; они полезны как прототипы для своих разработок;

  • уже в самой России есть достаточно большой массовый рынок для такой недорогой оздоровительной «мелочёвки»;

  • такой проект, с одной стороны, созвучен российскому размаху – «планов громадьё», а с другой – будет стимулировать прорастание настоящего капитализма как множества необходимых малых бизнесов по разработке таких приборов и комплектованию ими разветвлённой рыночной инфраструктуры здравоохранения и др.

С точки зрения науки, Россия всегда была среди лидеров в системных проектах, в том числе и в общеорганизменной физиологии. К сожалению, только редко доходило дело до рыночной технологии. Непосредственно при реализации этого проекта будет приоритетно полезен всемирно признанный уникальный опыт дистанционного персонального здравоохранения космонавтов (Институт космической медицины), теория функциональных систем академика П. К. Анохина, пионерские работы Института радиотехники и электроники РАН по функциональному картированию и мониторингу организма по сигналам его собственных физических полей и многие другие приоритетные российские научные начинания.

Одним из решающих аргументов при выборе направления модернизации является уровень заинтересованности в нём власть и деньги имущей элиты (руководства, держателей народного богатства – олигархов, депутатов). Они сейчас молодые, в расцвете сил, работают (и отдыхают) с большими перегрузками, так что дистанционное персональное здравоохранение прямо то, что им нужно. Это не то, что при зрелом социализме, когда руководителям в основном нужна была реанимация.

Несомненным достоинством предлагаемого проекта является его близость к рынку, в первую очередь реальному российскому. Это облегчает прагматику его раскрутки. При привлекательном огромном рыночном потенциале он легко и естественно разделяется на отдельные «куски» для малых бизнесов, которые можно стартовать с относительно небольшими начальными инвестициями. Срок выхода на окупаемость – порядка года, что привлечёт инвесторов.

Большой российский рынок для такой необходимой оздоровительной мелочёвки очень привлекателен для мировых производителей мониторов, так что естественным вариантом старта подобного бизнеса может быть организация (для начала в Москве) постоянно действующей международной выставки «Персональное дистанционное здравоохранение». Заинтересованные в рекламе и маркетинге своих разработок фирмы предоставят для неё образцы бесплатно и заплатят за участие. Думаю, новое руководство столицы поддержит такой необходимый и потенциально «звонкий» на весь мир почин. На подобной выставке методисты, представляющие российские специализированные малые фирмы, могли бы индивидуально подобрать заказчику персональные мониторы здоровья, их комплекты и системы для офиса, дома, транспорта, дачи и др. Российские фирмы-разработчики мониторов и систем получат уникальную возможность сотрудничества с ведущими мировыми партнёрами. Это задаст высокий уровень разработок и облегчит их вывод на мировой рынок. Научно-методический центр персонального дистанционного здравоохранения нужно организовать в «Сколково». Такие локальные сети персонального здравоохранения могут быть созданы для своих сотрудников каждой корпорацией (это не дороже «корпоративов»). Развитие в России нацеленной на рынок инфраструктуры настоящего Здравоохранения будет активировать научные разработки в этом направлении и ускорит, облегчит их путь к рынку.

Близость к массовому, в первую очередь, российскому рынку выгодно отличает этот макросистемный проект от ставшего символом модернизации НАНО.

Здесь можно рассчитывать разве что на толику нанонаучной славы. Но с этого страна не разбогатеет. Дело в том, что для превращения фундаментальной нанонаучной инновации в рыночный продукт принципиально нужна развитая высокотехнологичная инфраструктура. Хотя бы та, которая у нас была при социализме, но «расплавилась» при сильно повышенной температуре перехода к капитализму («шустрые» люди воспользовались этим даже в прямом смысле, чтобы выплавить золото и платину из мэповских микросхем, и сразу стали крутыми капиталистами). А так на длинной дороге от науки к рыночному продукту в глобальной экономике людям свойственно забывать, кто сказал «а». Близкий мне пример: советский учёный, академик Ю. В. Гуляев был одним из первооткрывателей функциональной акустоэлектроники, на основе которой в мире возник мультимиллиардный рынок. Россия (и сам Гуляев) с этого практически ничего не имеет, и, более того, лишь узкий круг специалистов помнит об этом российском приоритете.

Для фундаментальной науки (физики, математики, биологии) проект по системной устойчивости организма человека (главного объекта в нашем мире) представляет особый интерес. Для этой цели имеет смысл создать при  РАН научный совет по системной устойчивости организма человека. Соответствующая программа была предложена целому ряду институтов ещё до объявления модернизации.

Так сложилось, что фундаментальная физика, на которой зиждется современная технологическая цивилизация, всё глубже вгрызается в микронаностроение вещества. По той же дороге идёт и биофизика, а за ней и биология. При таком доминирующем нанотехнологическом подходе системные проблемы остаются в стороне, а их решение обладает никак не меньшим инновационно экономическим потенциалом. Ведь главные проблемы, стоящие сейчас перед человечеством, именно системные: как обеспечить системную устойчивость не только организма человека, но и всего нашего мира (экономическую, социальную, экологическую). Как это ни парадоксально, все эти макросистемные проблемы обостряются под натиском всё более наступающей наноцивилизации.


Эдуард Годик для STRF.ru