?

Log in

No account? Create an account
новости, россия, инновации, Наука, технологии

strf


Наука и технологии России


Previous Entry Share Next Entry
Всемирный переворот: Восток против Запада
новости, россия, инновации, Наука, технологии
strf

После восстаний в Тунисе и Египте «загорелся» весь Ближний Восток. Эксперты не ручаются и за европейские государства

Ещё недавно, когда народные восстания бушевали в Тунисе и Египте, мало кто всерьёз задумывался, что «загорится» фактически весь Ближний Восток с перспективой распространения «пожара» на африканские страны. Сейчас эксперты не ручаются даже за европейские государства. Запад в лице главной военной коалиции не справляется с арабскими революциями, и Барак Обама недавно заявил, что не намерен вмешиваться во все перевороты в мире. Может, конечно, он и хотел бы, но сил на столь масштабное движение, имеющее политические, экономические и социальные особенности в каждой стране, у «регуляторов миропорядка» явно не хватает. Западные СМИ сравнивают события в Тунисе, Египте, Алжире, Ливии, Сирии, Йемене и «далее по списку» с волнениями в СССР в 1989 году. «Для западного мира “арабская весна” является классическим примером шутки с хорошими и плохими новостями. Хорошая новость: сейчас идёт “арабский 1989 год”. Плохая новость: мы – Советский Союз», – пишет Financial Times.

О том, что стоит за столь стремительными изменениями геополитической картины мира и к чему приведут арабские перевороты, – в интервью с главным научным сотрудником Института востоковедения РАН Владимиром Исаевым.

Исаев Владимир Исаев: «Одно дело, если выйдут на улицу десять человек, которых легко закатать в кутузку, и совсем другое – когда выходят сто тысяч. С ними крайне сложно справиться – они становятся серьёзной силой»

Справка STRF.ru:
Исаев Владимир Александрович, окончил Институт восточных языков при МГУ им. М. В. Ломоносова. С 1974 года работает в Институте востоковедения РАН – сначала младшим, затем старшим научным сотрудником, после заведующим сектором экономики арабских стран и с 1994 года – заместителем директора института. Преподавал в Кувейтском, Каирском, Тель-Авивском университетах. Доктор экономических наук, профессор. Выдвинул и опубликовал ряд оригинальных идей, положив начало в российском востоковедении комплексному изучению межарабского экономического сотрудничества и процессов, протекающих в сфере нефтедобывающей промышленности арабских стран


Владимир Александрович, какую оценку Вы бы дали событиям в странах, охваченных революционным движением?

– Я это называю сменой парадигмы развития на Ближнем Востоке.

Что связывает эти бунтующие страны, помимо религии и менталитета?

– Во-первых, в этих государствах несменяемая власть, которая уже всем надоела: по три-четыре десятилетия руководители пребывают на своих постах! Во-вторых, это очень неприятная социальная ситуация. Надо, конечно, отдать должное этим режимам – они достаточно активно занимались обучением своих граждан, прежде всего молодёжи. Но предоставить рабочие места им не удалось. Одно дело, когда у вас на улицах неграмотные безработные, другое – когда люди с высшим образованием оказываются невостребованными. К счастью или, может, к сожалению, эти люди умеют пользоваться современными электронными средствами массовой информации, достаточно быстро связываются друг с другом и выходят на улицы, чтобы высказать свои чаяния и выдвинуть некие требования. Хочу обратить ваше внимание на то, что

к этому стихийному народному движению оказались не готовы даже оппозиционные партии, которые действовали в этих странах.

Они попытались «оседлать» данные движения, но у них пока ничего не получилось.

Почему именно сейчас назрела такая взрывоопасная обстановка? Ведь обострение социальных процессов в странах Ближнего Востока началось не вчера…

– Я бы не стал сравнивать то, что было в этих странах 20 лет назад, с сегодняшней ситуацией. Тогда люди ещё ожидали каких-то положительных изменений в жизни. Но, когда на протяжении десятилетий они видят одни и те же «говорящие головы» на экранах, которые излагают одно и то же из года в год, и при этом особенно ничего не происходит, это вызывает самое серьёзное раздражение. Кроме всего прочего, с одной стороны, воспитывают официальные средства массовой информации, а с другой – улица и повседневная жизнь. Самую серьёзную роль здесь сыграл «демонстрационный эффект»: люди стали задавать себе вопросы типа: «Почему мы не можем жить хотя бы как в Португалии?» Кстати, этот вопрос и у нас очень популярен. Помните, нас всё время сравнивали с Португалией…

Как Вы думаете, какие ещё страны готовы подхватить революционную эстафету?

– Сейчас это сказать очень сложно. Почему-то все кивают только в сторону арабских стран. Но не забывайте, что рядом с Ливией находится крупнейшая мусульманская страна в Африке – Нигерия, в которой ситуация гораздо хуже. Там события развиваются самым негативным образом. Можно также обратить внимание на крупную мусульманскую страну Индонезию. Если и она вспыхнет, вообще мало не покажется. Кроме того, не следует сбрасывать со счетов Пакистан и Бангладеш, где социально-экономическая ситуация даже хуже, чем в Тунисе или Ливии. Слагаемые для социального взрыва в этих государствах примерно одни и те же.

Ещё недавно, когда революционные волнения были только в Тунисе и Египте, эксперты полагали, что на этом всё и закончится. Сейчас уже создаётся впечатление, что ни одно государство не застраховано от народной революции…

– Да, сейчас нельзя исключать никакую страну. Обратите внимание: происходят волнения даже в Европе. В Сербии, Хорватии очень напряжённая ситуация. Люди внимательно смотрят на то, что происходит в мире, и понимают: одно дело, если выйдут на улицу десять человек, которых легко закатать в кутузку, и совсем другое – когда выходят сто тысяч. С ними крайне сложно справиться – они становятся серьёзной силой.

В непосредственной близости от России находится масса государств с тем же восточным менталитетом, похожими социально-экономическими проблемами. Насколько там накалилась обстановка?

– Полагаю, люди в Туркмении и Узбекистане тоже очень внимательно присматриваются к тому, что происходит на Ближнем Востоке. Неудивительно, что в этих странах власти достаточно серьёзно занялись тем, что ограничивают доступ к социальным сетям и интернету вообще.

Может ли Россия сейчас что-то сделать, для того чтобы было тихо и мирно вблизи её границ с азиатскими республиками?

– На этот вопрос очень сложно ответить. Я думаю, что не только России, но и любой стране, желающей устанавливать отношения с государствами, в которых происходят или прогнозируются революционные события, нужно очень внимательно рассматривать весь баланс двусторонних отношений, чтобы не навредить себе и соседям.

Какие позитивные и негативные эффекты несут подобные перевороты?

– Очевидный негативный эффект в том, что мир теряет свою стабильность. Положительный – уходят силы, которые дискредитировали себя. На их место выдвигаются другие, пока не проявившие себя политически, разве что свержением президентов и диктаторов. Заметьте:

ни в одной из арабских стран, о которых мы говорили, до сих пор не озвучены программы развития, не сформированы партии, способные отразить чаяния тех людей, которые вышли на улицы.

Когда это произойдёт, тогда и можно будет говорить о том, какие конкретные перемены намечаются. Хотя и тут возникает вопрос: насколько люди смогут доверять этим партиям? Если они будут выходить из глубины народных движений, то, наверное, станут доверять. Но для этого надо хотя бы организовать более-менее демократические выборы, которых в арабских странах не было последние десять лет.


Быкова Наталья для STRF.ru