?

Log in

No account? Create an account
новости, инновации, россия, Наука, технологии

strf


Наука и технологии России


Previous Entry Share Next Entry
Исламский вирус мятежа
новости, инновации, россия, Наука, технологии
strf

Несмотря на революционную обстановку в регионе, Египет мечтает о наукограде, а Катар – о 2,8 процента ВВП на науку

В болезненную дискуссию о будущем СМИ отечественная научная журналистика включаться не спешит. За последнюю четверть века отрасль привыкла к своему месту внутри журналистской иерархии ценностей – где-то между спортом и культурой, на последних полосах. В то время как всякое уважающее себя печатное издание или новостной портал считали приличным завести рубрики «Технологии» или «Медицина», открыть же раздел «Наука» мог решиться только очень отважный главред, не отказывавший своему читателю в интеллекте. Те времена прошли, и у общества вновь пробудился интерес к научной тематике. Не без помощи кремлёвских политтехнологов, придумавших проекты «Сколково», мегагрантов и megascience.


Конференция Всемирная конференция научных журналистов проходила в Дохе, столице Катара, 26–29 июня 2011 года. Её посетили почти 730 участников. Фото WCSJ2011


Уловив намёк, на рынок вышло сразу несколько новых научно-популярных изданий, не отличающихся, впрочем, разнообразием форматов. Выйдя из тени, наша научная журналистика ничем примечательным не отметилась, да простят меня коллеги. В то же время западная – не первый год экспериментирует с новыми форматами, нишами, стартапами. Там научные журналисты, едва оправившись от шока жёстких увольнений во время последнего финансового кризиса, почти уже махнули рукой на традиционные форматы СМИ, да и чего уж лукавить – на СМИ вообще: больше из них выжать нечего. Они уже успели податься в блогеры, пресс-службы университетов, позаниматься бизнесом и вернуться обратно в журналистику, так и не найдя ответов на свои вопросы. Между тем большинство скорее согласны с утверждением, что устойчивое профессиональное будущее кроется в новых формах коммуникаций между наукой и обществом. Примерно в таком контексте проходила на прошлой неделе Всемирная конференция научных журналистов – WCSJ2011. В Дохе, столице государства Катар, собрались коллеги из разных уголков планеты, чтобы обсудить перспективы развития профессии и обменяться опытом. Каким должно быть интернет-СМИ, чтобы его читали? Каким должен быть журналист, чтобы перекричать блогосферу? Каким должен быть научно-популярный журнал, чтобы читатель захотел на него подписаться? Я не знаю ответы на два первых вопроса, но я знаю ответ на последний: журнал должен представлять собой ожившие интерактивные истории, умещающиеся в планшетном компьютере. Аналогичным iPad-версии американского журнала Popular Mechanics, презентованной на конференции. Любопытствующих отсылаю в магазин на iTunes, я же продолжу рассуждения о судьбах мировой журналистики.

Мне приходится работать в рамках отечественной парадигмы, гласящей, что научная журналистика – это особый вид деятельности, в названии которого слово «журналистика» затесалось по недоразумению. Шаг влево, шаг вправо – и тебя упрекают в том, что ты залез на чужую территорию – в политику, жёлтую прессу, журналистику мнений и бог знает куда ещё. Ты – переводчик, говорят все вокруг, твоё дело поговорить с учёным и аккуратно записать, что он скажет, упаси бог, прибавить что-то от себя или упростить. Подобная узкая трактовка научной журналистики сохранилась, видимо, только в России, в чём мне не раз приходилось убеждаться. За рубежом эту деятельность воспринимают, изучают и реализовывают как обычную журналистику, где есть место расследованиям, авторским размышлениям, скандалам, слухам, политическим интригам. В этом смысле научная журналистика ничем не отличается от спортивной, политической или светской: те же практики, другой объект. Ну какая, скажите, связь между арабскими революциями и научной журналистикой? Если вы скажете – никакой, то ошибётесь.

Далее о прошедшей Всемирной конференции научных журналистов читайте здесь